logobanner

stroka_e_mail
Обращение члена ЦК КПРФ,
Первого секретаря
Смоленского обкома КПРФ
к постоянным пользователям
и гостям веб-сайта

kuznecov_vv_2

Подробнее ...
СВЕЖИЙ ВЫПУСК

№10 (14.03.2019)

5

6

7

8
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦК КПРФ,
руководитель фракции КПРФ
в Государственной Думе ФС РФ,
Председатель Совета
СКП – КПСС 

Zyuganov_1

 ЗЮГАНОВ
ГЕННАДИЙ АНДРЕЕВИЧ

Подробнее ...
ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Смоленского областного
комитета КПСС
(1969 – 1987 годы)

klimenko_ie

КЛИМЕНКО
ИВАН ЕФИМОВИЧ

Подробнее ...
НАРОДНЫЙ СЧЁТ
разрушителям
на Смоленщине

Oni_razvalili_Smolenshchinu

Подробнее ...
ДЕПУТАТЫ-КОММУНИСТЫ
в Смоленском городском
Совете пятого созыва
 
МАКСИМОВ
АНДРЕЙ ВИКТОРОВИЧ

maksimov_av 

АНДРОНОВ
ПАВЕЛ ВАЛЕРЬЕВИЧ

andronov_pv

ТИМОШЕНКОВА
ИРИНА НИКОЛАЕВНА

timoshenkova_in
kprf

sportivniy_klub_kprf

KPRF-TV

kanal_youtube

smolenskaya_pravda

politpros.com

pravda

sovetross

smoldate
АДМИНИСТРАТОР
ВЕБ-САЙТА

Zhuravlyov_4

ЖУРАВЛЁВ
 ВАДИМ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Подробнее ...
tv_kanal_redline

АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО

291

Подробнее ...
КОММУНИСТИЧЕСКИЙ
КАЛЕНДАРЬ

kom_kal_2

Подробнее ...
СМОЛЕНСКИЙ КОМСОМОЛ

komsomol

Подробнее ...
ЗАМЕСТИТЕЛЬ
ГУБЕРНАТОРА
 СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Kuznecov_NM_3

КУЗНЕЦОВ
НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ

Подробнее ...
ДЕПУТАТЫ-КОММУНИСТЫ
в Смоленской областной Думе
шестого созыва
 
КУЗНЕЦОВ
ВАЛЕРИЙ ВЕНЕДИКТОВИЧ

Kuznecov 

СТЕПЧЕНКОВ
АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ

Stepchenkov_2

МИТРОФАНЕНКОВ
АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

mitrofanenkov_an_2

ЕМЕЛЬЯНОВ
СТЕПАН ВЛАДИМИРОВИЧ

Emeliyanov_2

ПАВЛОВ
АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ

Pavlov

ШАПОШНИКОВ
АНДРЕЙ БОРИСОВИЧ

shaposhnikov_ab

БЫСТРОВ
КИРИЛЛ ДМИТРИЕВИЧ

byistrov_kd

КОПЫЛ
ОЛЕГ ВЛАДИМИРОВИЧ

kopyil_ov

АГЕЕНКОВ
АРТУР ИГОРЕВИЧ

ageenkov_ai

КОТОВ
ЕВГЕНИЙ ГЕННАДЬЕВИЧ

kotov_eg

ОРЛОВА
ОЛЕСЯ АЛЕКСАНДРОВНА

orlova_oa

ЖИВИЦА
ВЛАДИСЛАВ ГЕННАДЬЕВИЧ

zhivica_vg
ОТЧЁТЫ О РАБОТЕ ФРАКЦИИ КПРФ
В СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЕ

KPRF_deputat

Подробнее ...
К 100-летию Иуды.
«Солженицынизм» и историческая правда несовместимы

zhiznyi_po_lzhiЕсли отбросить уж совсем смехотворную версию «Солженицын – юродивый-правдолюбец», то остаётся две – «предатель» и «агент КГБ». Что из этих двух – хуже? Говоря словами товарища Сталина – «оба хуже». Но если ещё сузить круг поиска истины, то придётся отсечь и вторую версию из двух: «Солженицын – агент КГБ». Если уж он и был агентом Комитета Государственной Безопасности, то той его части, которая сама была завербована западными спецслужбами и работала на развал Союза Советских Социалистических Республик. И с заданием этих завербованных Западом КГБистов дядя Саня справился блестяще. Поэтому, как ни крути, а остаётся лишь единственная версия: «Солженицын – предатель». И вот тут можно было бы поспорить: был он сознательным предателем или просто не понимал того, что он творил!

Каков же «плод» деятельности и творчества Солженицына? Название ему – пораженчество. Он сформировал в нас (особенно – своим «Архипелагом ГУЛАГом») стойкие пораженческие настроения. Все цифры жертв ГУЛАГа завышены Солженицыным во много раз.

Он ссылается на непроверенную статистику И.А. Курганова. Понимая всю шаткость этой статистики, он мимоходом даёт ремарку в «Архипелаге ГУЛАГ»: «Мы, конечно, не ручаемся за цифры профессора Курганова». И когда появилась объективная статистика жертв репрессий, начисто опровергающая кургановскую, Александр Исаевич и ухом не повёл. Как это назвать?! Он надолго отравил сознание этим пораженчеством, и потребовались годы глубокого изучения русской истории, особенно – советского её периода, чтобы изблевать «солженицынизм».

Конечно, Александр Исаевич – по-своему феноменальная личность, особенно – по степени своего патологически завышенного уровня притязаний. Он страшно вожделел войти в «первый ряд» классиков русской литературы. Но назовите хотя бы одного русского прозаика или поэта первого ряда, о котором вёлся бы спор – предатель он или нет! Даже Лев Толстой, несмотря на всё своё «диссидентство», на все свои антигосударственные выпады, никогда не воспринимался как предатель. Как путаник – да, но не как изменник. Это и естественно, поскольку, во-первых, Лев Николаевич сам храбро воевал в молодости, защищая Отечество, а во-вторых, его гениальная эпопея «Война и мир» исполнена глубокого патриотизма. У Александра Исаевича – ни того, ни другого: ни храбрости, мягко говоря, ни патриотической эпопеи. Всё его творчество – проклятие советского периода русской истории и Сталина – и больше ничего. На «полку вечности» ни одна из книг Солженицына поставлена быть не может. Да что там – Толстой! Даже Белинского с Герценом никто никогда не причислял к предателям. Их справедливо называли «западниками».

Но вот в чём состоит интереснейший парадокс: Солженицын всегда позиционировал себя почвенником, но вместе с тем, по своим словам и делам, оказался самым лизоблюдствующим западником. Вот фрагмент его выступления в 1975 году перед американскими сенаторами: «Многоуважаемые господа! Здесь, в здании Сената Соединённых Штатов Америки, я не могу не начать с того, что нисколько не забыл ту высокую и даже исключительную честь, которую оказал мне Сенат, проявив двукратные усилия присвоить мне звание «Почётного гражданина Соединённых Штатов». Можно ли себе представить более «ли-зоблюдский» текст? Про такое говорят: «Лизать сапоги». Кстати, сам Александр Исаевич неизменно злобно иронизировал по поводу подобострастных слов, произносимых советскими писателями и деятелями культуры в адрес КПСС и лично Леонида Ильича. В своём Слове, обращённом к сенаторам США, новоиспечённый американский гражданин намного переплюнул своих советских оппонентов. Мне возразят: «Но ведь Солженицын впоследствии отказался от высокого звания гражданина США!». В этом кульбите дяди Сани я вижу лишь «жалкий лепет оправданья» и полное отсутствие глубины ума.

А если прочитать все речи Солженицына, произнесённые в 1975 году перед американским истеблишментом, то образ пожилого Мальчиша-Плохиша – это самое позитивное из того, что встаёт перед мысленным взором. И неизбежно возникает вопрос, который по своим поводам задавал в своё время господин Милюков: «Что это, глупость или измена?». А может быть – всё вместе?.. И уж точно двоедушие господина Солженицына ничего общего не имеет ни с юродством, ни с правдолюбием. Следуя такой логике, можно назвать «юродивым» и предателя генерала Власова, столь уважаемого Александром Исаевичем. И так мы неизбежно должны дойти до признания «юродивым» Смердякова, который говорил: «В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки». А вот что говорил в 1975 году Александр Исаевич в одной из своих речей в США, обращенной к американскому руководству: «Внутренних дел не осталось на нашей тесной планете... Коммунистические вожди говорят вам: не вмешивайтесь в наши внутренние дела, дайте нам душить спокойно... А я говорю вам: пожалуйста, побольше вмешивайтесь в наши внутренние дела... Мы просим вас – вмешивайтесь!». И так далее, и всё в таком же духе.

Можно засвидетельствовать, что степень внешней свободы в СССР, особенно как раз в 70-е годы, была весьма высокой, более того – шёл органичный поступательный процесс демократизации, который был резко и подло прерван группой «беловежских предателей». И сегодня мы, пережившие беспредел «лихих 90-х», когда внутренняя жизнь страны шла исключительно под диктовку Запада, прежде всего – США (сбылась мечта дяди Сани!), с ностальгией вспоминаем охранительные советские времена.

И, без сомнения, Солженицын возглавляет плеяду деятелей, о которых принято говорить: «метили в коммунизм, а попали – в Россию». В этих словах заключается печальный итог творчества и деятельности Александра Солженицына. Идеологическая мёртвая стена, воздвигнутая Солженицыным в своих собственных сознании и душе, не позволила ему разглядеть живую жизнь в советском периоде русской истории. В отличие от многих выдающихся людей, часть которых пережила и перестрадала гораздо больше, чем Александр Исаевич. Например, святитель Лука (Войно-Ясенецкий), прошедший все круги лагерного ада, не только не ожесточился, но – напротив – сделал всё, чтобы помочь своей Родине. Почему Солженицын не захотел последовать примеру величайшего православного богослова Владимира Лосского, которого эмигранты-антисоветчики прозвали «красным богословом» за его отношение к Советской власти и патриарху Сергию (Стра-городскому)? Почему Александр Исаевич не прислушался к почитаемому им выдающемуся русскому философу Николаю Бердяеву, который сумел распознать в СССР исконную архетипическую непреходящую Россию с её всеотзывчивостью и всечеловечностью?

И в заключение несколько слов по поводу якобы пересмотра Солженицыным своих прежних позиций после возвращения из «вермонтского затвора» в Россию. Александр Исаевич, вернувшись на Родину, конечно, не мог не понимать, что он, как говорится, «лажанулся» по всем основным вопросам. – И последовал «жалкий лепет оправданья». Но никакого публичного покаяния, адекватного причинённому им нашей Родине ущербу, от него так и не последовало. Даже перед Шолоховым не извинился. Поэтому не понятно, на каком основании один из заочных участников круглого стола, Егор Холмогоров, назвал Солженицына «выдающимся консервативным мыслителем». А что касается литературного качества произведений Солженицына, по поводу «Красного колеса», можно сказать: «Такое можно прочитать до конца только по приговору суда».

Двоедушие – главное качество личности и творчества Александра Исаевича Солженицына. Это двоедушие, повторяю, воздвигло в нём стену мёртвой идеологии, за которой он уже не в состоянии был разглядеть живую жизнь. Такому человеку можно лишь по-христиански посочувствовать.

По материалам священника Александра Шумского
(«Пятая газета», декабрь 2018 г.).
 
Joomla 1.5